Большое Рыбушкино

История села Большое Рыбушкино

Поскольку два населенных пункта, Большое Рыбушкино и Малое Рыбушкино, находятся в непосредственной близи друг от друга, уместно предположение, что они имеют общие корни.

Есть материалы, подтверждающие, что уже в XVI в. служилые татары имели земли в этой местности. Здесь же селились ясачные татары, а кроме того, проживали и крещены, но их было немного, основное население являлось мусульманским по вероисповеданию. По-видимому, история первой мечети этой деревни восходит к XVI столетию.

Достоверно известно, что в конце XVIII в. деревня Большое Рыбушкино представляла собой крупное, широко раскинувшееся меж холмов селение, где проживало 1106 человек (553 мужчины, 553 женщины) в 186 дворах. Многие из крестьян деревни имели крепкие хозяйства; в среднем на домохозяина приходилось 6,8 десятин земли, а всего большерыбушкинцы обрабатывали 3 767,7 десятины. В деревне тогда действовали две ветряные мельницы.

Все это позволило жителям села в XIX в. поставить две новых мечети и подновить первую, старейшую. При них функционировали три мектебе. Муллы уделяли достаточное внимание вопросам религиозного образования. Особым уважением пользовался «указной» ахун (мулла в 20-е гг.) Сулейман Силюхов, которого, как знатока норм шариата, приглашали для разбирательства в помощь властям в случае возникновения конфликтных ситуаций в татарских деревнях. Пережив большой пожар в 60-х гг. XIX в., мусульмане деревни восстановили сгоревшие жилые строения, а также подновили мечети.

Большую роль в деятельности общины играл имам первой соборной мечети Арифулла Таджетдинов , занимавший свой пост вплоть до 1915 г. В 1915 г. имамом стал его брат Хайрулла Таджетдинов (1895 г. р.). Высоко образованный человек, отдавший 15 лет обучению в исламском медресе города Касимова, он выполнял обязанности священнослужителя до 1935 г.

В 20-е гг. XX в. в этом зажиточном селении продолжали действовать четыре мечети (к этому времени построили четвертую). Первую (самую большую) отремонтировали силами махалля в 1924 г. Духовными руководителями первой и второй мечетей были Абит Салахетдинов, Абдулла Хакимов и Ярулла Белишев. Религиозную жизнь верующих третьего прихода направляли Арип (Арипжан) Ахметжанов и Абдулкадер Арипжанов (1894 г. р.). Имамы Хайрулла Таджетдинов и Мирза Ахмет Гаязетдинов вели службы в четвертой мечети. Зарегистрированные советской властью в середине 20-х гг. мечети были зарисованы. Стараниями имамов поддерживались религиозные традиции, верующие регулярно совершали обряды. По свидетельству партийных работников в 1937 г. в дни уразы до 70 % детей посещали мечети. Как отмечалось в одной из аналитических справок о состоянии агитационно-пропагандистской и атеистической работы в татарских селах, «под влиянием мулл мужья запретили нескольким женщинам встать на лыжи для похода на краевой колхозный съезд». По сути, имамы выступили против обезличивания человека, против формирования бесцветной толпы, готовой радостно рапортовать группе чиновников о своих трудовых успехах. По существу, муллы осудили чью-то глупую инициативу — направить группы замужних женщин в многодневный «поход» через снега на поклон бюрократии. По мысли устроителей «похода», семья, дети, хозяйство должны были быть надолго оставлены ради пятиминутного «рапорта» далекому начальству. Повинуясь Корану, защищающему интересы семьи, имамы осудили упомянутое мероприятие властей. 30-е гг. явились временем серьезных испытаний для уммы. В 1933 г. Абдулкадер Арибджанович Арибджанов (Абдулкадер Арипжанов) был сначала осужден на пять лет ИТЛ, затем срок сократили до трех лет. (В скобках отметим, что «исправительные» лагеря ожидали священнослужителей в связи с их убеждениями и должны были «исправлять» религиозное мировоззрение в угодную властям сторону). В 1935 г. к трем годам лишения свободы был осужден имам Хайрулла Таджетдинов (родился в 1893 г.). В 1937 г. был расстрелян имам Абдулла Хакимов(1877—1937), а мулла Абдулла Сафин (1885 г. р.) приговорен к 10 годам лагерей.

В 1938—1939 гг. была сломана четвертая мечеть. В 1939 г. закрыли первую соборную мечеть, передав ее под клуб. Третью соборную мечеть ожидала более печальная участь: к 1940 г. власти запретили ее использование в религиозных целях, а решением облисполкома от 13 ноября 1940 г. здание этой мечети было предписано «передать Кзыл-Октябрьской МТС на слом для восстановления машинно-тракторной мастерской». Она была разрушена в начале Великой Отечественной войны.

Вопрос о второй соборной мечети рассматривался на собрании жителей села 26 марта 1940 г. Из числившихся в приходе 47 верующих на собрание явились 35 человек. За передачу здания мечети под школу проголосовало 30 человек, 5 — против.

Здание мечети при описи имущества было оценено в 10 тысяч рублей. Переоборудование обошлось в 5680 рублей (в том числе снятие минарета — 500 рублей).

Вместо трех мектебе, что действовали в первые годы советской власти, в селе функционировали тогда три светских школы, в которых обучалось 970 детей.

Жители села молились в частных домах. Вернувшийся в Большое Рыбушкино, ранее репрессированный, Абдулла Сафин возглавил махалля, насчитывавшую тогда 30 человек.

В настоящее время в селе две мечети. Когда в 1992 г. жители возвели на свои средства первую мечеть (было собрано около 150 тысяч рублей), решено было построить при ней религиозное учебное заведение. Председателем религиозного общества являлся Жафяр Атауллович Нуреев. Выстроенное в 1997 г. (спонсор — бизнесмен из Москвы Амин Баширов) двух-минаретное здание медресе органично вписывается в местный ландшафт. (К сожалению, пока духовная школа бездействует, так как не располагает преподавателями).

Каждый день в мечети собирается до 50 человек, на джуму сходится до 80, а в праздники мечетский двор заполняется 400 верующими.