Кочко-Пожарки

История села Кочко-Пожарки

 

     Это село возникло на берегу реки Пьяны, в пяти верстах от Сергача. Местность здесь холмистая, возможно, поэтому в названии есть слово «кочки», а «пожарки» напоминают о стихийных бедствиях, о том, что селению случалось гореть.

     Есть сведения, что Кочко-Пожарки основал представитель рода Мустафиных Кучкай — мурза Сабаев сын Мустафин. Отметим, что Мустафины были привлечены на службу Чекеем Янгильдеевым, переведенным еще в 1595 г. с Мещеры в Арзамасский уезд. В XVII в., а именно, в 1606 г., служилый человек Ягилдей Ямелдяшев получил грамоту на владение землей в деревне Кочко-Пожарки. У умершего в 1695 г. Ягилдея Ямелдяшева остался сын — Янмайка Ягилдеев. В свою очередь его сыновья являлись арзамасскими служилыми татарами деревни Кочко-Пожарки. На основании родства по деду Ягилдею, имевшему царскую грамоту на владение землей, «Янгилдка и Мусяйка били челом» 10 августа 1696 г., прося землю отца и деда в свое пользование за службу. Они опирались на документ 1606 г., по которому «ему отделено в Арзамасском уезде в пустоши на диком поле ото пьяны реки прямо от лугу на вершину да в верх вершины до алатырской дороги и через алатырскую дорогу до ивова куста с левую сторону, что су-меж арзамасских татар Семайка Тазаева с товарищи с их пустошью с кочка пожар и вверх кочка пожар по обе стороны в одном ободу десять чети в поле, а в дву потому ж сена против пашни к Арзамасскому ево поместью к двадцати четям».

     Кроме Янмаевых, подавали челобитные по поводу той же земли, Иван Дмитриев, сын Янгалычева, и Федор Шереметьев. В результате И. Д. Янгалычев в 1696 г. поменял свои земли в селе Студенце Шацкого уезда на часть земель в Кочко-Пожарках, на которые претендовали Янмаевы, а часть земель, идущих от Ягилдея, получил Ф. Шереметьев в обмен на свои земли.

     В 1736 г. жители деревни поставили первую из известных нам, т. е. документально зафиксированных, мечетей. Построена она была «без указа» и долгое время мулла в ней отсутствовал. Через 50 лет после строительства первой мечети (к 1790 г.) появилась еще одна мечеть, также «без указа», и в ней опять-таки долгое время отсутствовал мулла.

     Жителей деревни насчитывалось тогда 565 человек (282 мужчины и 283 женщины); всего 115 дворов. Обрабатывалось 1480 десятин и 1605 сажень пашенных земель, кроме того, имелись покосы и дровяной лес. На карте Нижегородской губернии конца XVIII в. Кочко-Пожарки значатся как село и слобода.

     Таким образом, в соответствии с Отказной грамотой от 10 августа 1606 г. и другими документами того времени в Кочко-Пожарках у служилых татар было не менее 80 десятин земли . «Служивы татаровя Айбулат Бейбулатов, да Семакай Кучкаев, да Цынай Капкунаев представляли Кочко-Пожарки при отделе земли Чуфарова в 1611 году».

     По данным 1812 г. «указные» муллы в мечетях так и не появились, а обязанности священнослужителей исполняли «издавна по выборам» местные жители. В первой соборной — Велит Мушагин, а во второй, пятивременной, — Сейфулла Афяров. В то время приход насчитывал более 400 человек. В 1821 г. Велита Мушагина заменил его сын, Ахмет Велитов (Бахмят Валитов), в пятивременной мечети по-прежнему руководил приходом Сейфулла Афяров.

     К 1862 г. относятся некоторые сложности в жизни махалля, связанные с назначением азанчея соборной мечети. Дело в том, что в марте 1860 г. азанчеем был избран некий Мухамят Закер Абдул Насеров. Затем он, как полагалось, был вызван Оренбургским Магометанским Духовным Собранием «для испытаний». Но уже в начале 1861 г. он сам отказался от должности, на которую был избран. В результате община осталась без азанчея («без которого не можем знать времени, когда приходить на богослужение»). Собравшись на сход, мусульмане избрали азанчеем Аксяна Салекова, который, как отмечено в решении схода, «по всем требованиям подходит», а его брата, Резвана Салекова, поставили на должность учителя. С решением схода не согласились «указные» муллы (к тому времени они уже стали «указными») Ахмет Валитов и Миртияд (Мерсияд) Ярмухамятов. Они руководствовались тем, что сами преподавали в школе. В конфликт вмешалось Нижегородское губернское правление. По его указанию решение сельского схода было передано в Нижегородскую палату государственных имуществ, поскольку школа находилась в ее ведении. Было решено утвердить азанчеем Аксяна Салекова.

    По-прежнему в селе действовало две мечети, но вторая с 1861 г. стала соборной. В первой мечети обязанности имама выполнял сын муллы, Асфандияр Ярмухамятов (с 1875 г.), имевший оклад 180 рублей, а азанчеем прихода был Айнетдин Аксянов (с 1868 г.). Во второй — руководили приходом мулла Хасамутдин Ильясов (с 1861 г.) и азанчей Фейсхан Хабибуллин Велишин (с 1862 г.).

     Количество мусульман общины возросло с 1677 человек (882 мужчины, 795 женщин) в 1859 г. до 1927 (950 мужчин, 977 женщин) в 1878 г. Тогда у прихожан были возможности образовывать и воспитывать подрастающее поколение в одном учебном заведении села, которое посещало 40 учеников.

     В самом конце XIX в. (1898 г.) община насчитывала 2382 человека (1231 мужчина и 1151 женщина), посещавших две, имеющиеся в деревне, мечети. Жители Кочко-Пожарок активно общались с соседями из деревни Русский Пожар, которую населяло примерно столько же людей, как и Татарский Пожар (еще одно название Кочко-Пожарок). Татарский Пожар от Русского разделяла всего одна верста, и местом общения, по замечанию А. С. Гациского, был «большой базар», где шла оживленная торговля.

     Накануне первой мировой войны в селе по-прежнему функционировали две мечети. В первой соборной отправляли религиозные потребности муллы Юнус Фейзрахманов (Юнис Фейсханов) и Асфандияр Ярмухамятов. Во второй соборной мечети (в 1909 г. она была обновлена) с начала века лидером прихода был Ахмеджан Хисяметдинов.

     Что касается Асфандияра Ярмухамятова, то он 36 лет находился на посту имама соборной мечети. В 1912 г. в представлении по начальству Сергачский уездный исправник писал, что А. Ярмухамятов «человек весьма почтенный и уважаемый в приходе; с должным почтением и явным благорасположением относится ко всем чинам Полиции». В связи с этим чиновник просил «в видах поощрения за столь полезную службу... и в видах расположения к правительству и Полиции всего мусульманского населения представить его к награждению... желательно золотой нагрудной (медалью), а при невозможности хотя бы серебряной нагрудной». В результате, 22 февраля 1914 г., А, Ярмухамятов получил серебряную медаль с надписью «За усердие» для ношения на Станиславской ленте.

     В годы войны «Клятвенное обещание» властям дал Осман Асфандияров, сын упомянутого ранее Асфандияра Ярмухамятова. Тем самым он был приведен к присяге и стал муллой первой соборной мечети. Впоследствии он сам организовывал приведение к присяге мулл Сергачского уезда, в тюрьмах читал Коран осужденным мусульманам.

     Во второй соборной мечети был утвержден в должности му'аззина 25-летний Ахметхан (Ахмеджан) Сытдиков, отличавшийся хорошим поведением по оценкам односельчан и потому считавшийся достойным.

     Советская власть внесла в жизнь села много нового. В 1918 г. религиозная школа была преобразована в светскую. Теперь в этом небольшом одноэтажном деревянном помещении не звучали айаты Корана. Шесть советских учителей преподавали детям иные учебные дисциплины . В 1920 г. открылась библиотека, которую по партийным сводкам посещало 762 подростка (от 6 до 17 лет).

     В 20-е гг. в селе жили полтора тысячи человек, продолжали функционировать две мечети, религиозную жизнь которых направляли Ахмеджан Хисяметдинов, Юнис Фейсханов и Осман Асфандияров.

     В 30-е гг. жители села испытали на себе более жесткие новации Советской власти. В 1930 г. была закрыта вторая соборная мечеть. Здание было предназначено под клуб. В 1934 г. встал вопрос о закрытии первой соборной мечети. Решение о ее закрытии было вынесено (якобы) группой верующих мусульман, которые 3 мая 1934 г. написали ходатайство в отдел по религиозным делам Всероссийского ЦИК следующего содержания: «В нашей деревне испокон века было две мечети, из которых одна еще лет пять тому назад занята под клуб, а другая до последнего времени оставалась в распоряжении верующих и служила местом отправления религиозных обрядов и молитв. Общее собрание членов Кочко-Пожарского колхоза «Авангард» 11 сего апреля вынесло постановление о закрытии последней мечети и передачи ее в распоряжение колхоза».

     Верующие пытались объяснить властям, что на собрании колхозников присутствовало меньшинство жителей деревни, что голосование по вопросу о закрытии мечети не проводилось, что мечеть нужна, а в религиозные праздники в ней собирается более 800 человек, ссылались на закон «о свободе религии». Однако эти соображения не были приняты в расчет — и к 1935 г. действующих мечетей в деревне не осталось.

     В 1937 г. мулла Осман Асфандияров был задержан, подвергнут побоям, три месяца его держали под арестом. Возвратившись в деревню, он формально отказался от сана. Его брат, Ракшад Юнисов, имел желание быть муллой, но, учтя тревожную ситуацию, посвятил себя только учительскому труду.

     После Великой Отечественной войны верующие села Кочко-Пожарки сделали еще одну попытку обратиться к властям с ходатайством теперь уже об открытии мечети. Решением от 14 июня 1947 г. исполнительного комитета Горьковского областного совета депутатов трудящихся просьба верующих была отклонена, и последовало указание переоборудовать здание бывшей мечети под сельский клуб.

     Но верующие продолжали собираться на молитвы в частных домах. Досточтимый Осман Асфандияров оставался на посту муллы.

     В настоящее время в Кочко-Пожарках выстроена одна мечеть. С 1996 г. ее возглавляет — Габдылфатих Габдылхаевич Ибрагимов (1937 г. р.).