Красный Яр

История села Красный Яр

 

     Первое письменное свидетельство о существовании деревни можно найти в «Актах хозяйства Б. И. Морозова», относящихся к 1660 г. В них названа «татарская деревня Красноярово». В 1785 г. крестьяне той местности, где начали развиваться деревни Большой Красный Яр и Малый Красный Яр, платили оброк в казну «с оброчных земель и сенных покосов». Земли эти были отданы властями Ивану Мурзе, Докуташи Мурзе и князю Мангушеву. В 1790 г. здесь проживало более 150 жителей. На карте Нижегородской губернии конца XVIII в. статус Красного Яра обозначен термином «деревня».

     К началу XIX в. объединенные земли двух деревень (1337,8 десятины, в среднем по 18,56 десятины на душу) образовали одно небольшое селение с названием Красный Яр (24 двора, 68 душ мужского пола). Тогда же общими стараниями верующих была возведена деревянная пятивременная мечеть. На первых порах она оставалась без собственного муллы — службу вели имамы близлежащих деревень. Но уже к 1816 г. общество пожелало видеть на месте имама молодого (ему было 18 лет) и образованного односельчанина Тимербулата Абдюкаева. С 1819 г. азан (призыв на молитву) осуществлял муэдзин Юсип Кадермеев. Священнослужители долгое время успешно сотрудничали, чем и заслужили почет и уважение верующих.

     В середине XIX в. земли деревни распределялись следующим образом: государственные крестьяне Красного Яра имели 1080 десятин пашни. Кроме того, здесь находились частные владения коллежской асессорши Протопоповой и группы татар Антяровки, купивших землю у генерала Беклемова. «Указные» муллы деревень Пошатово (Соколовы) и Овечьего Оврага (АбдулЖелиловы) приобрели здесь 220 десятин удобной пашни. С 1847 г. имамом мечети становится Альмухамят Мосяутов, человек «доброго поведения и жизни трезвой». Он находился на этом посту более 40 лет. В осуществлении культовых предписаний ему помогал Айса Мусеев, бывший азанчеем прихода.

     В начале нашего столетия община избрала «соборным» имамом сына прежнего муллы Шакера Альмухаметова (Альмухамедова) (1869—1937). Исхак Аисин унаследовал место муэдзина от отца. Именно Альмухамятову и Аисину принадлежала инициатива строительства второй мечети, выдвинутая в мае 1917 г. Однако в силу тогдашней общероссийской ситуации эта идея не была воплощена в жизнь.

     Деревня мало развилась за XIX столетие. Количество обрабатываемых земель осталось тем же. Правда, наблюдался рост поголовья скота: больше всего содержалось овец — 294 головы, было 100 коров, а лошадей насчитывалось 95.

Число дворов возросло более чем в четыре раза и составило 112; в приход мечети входили 173 мужчины и 152 женщины.

     После революции продолжала действовать одна мечеть, число прихожан которой в 1923 г. составляло 317 человек. В это время верующие оформили необходимые документы для того, чтобы зарегистрировать общину в соответствии с требованиями новых губернских властей. Она именовалась «религиозное общество мечети первого прихода». Стоимость мечети была оценена в 2800 рублей. Во главе религиозного общества оставались прежние служители культа Ш. Альмухамятов, И. Аисин. По советским документам они проходили, как середняки, поскольку имели дома, лошадей, коров. В 1927 г. религиозное общество прошло перерегистрацию. Муллой оставался Ш. Альмухамятов. В 1937 г., во время репрессий, он был расстрелян.

     В 1938 г. мусульмане были лишены достойного места поклонения Аллаху. Постановлением президиума облисполкома от 21 июня предписывалось изъять мечеть из пользования верующих с последующим переоборудованием под школу. Желания и чувства мусульман не принимались властями в расчет.

     После Великой Отечественной войны махалля деревни в составе 10 человек продолжала собираться на молитвы в частных домах. Муллой в то время являлся X. Айнетдинов (1873 г. р.).

     В настоящее время в деревне одна действующая мечеть. Это небольшое одноэтажное здание, крытое железом с типовым металлическим минаретом.