Пица

История села Пица

 

     Название села имеет разные объяснения: обычно говорят о происхождении названия этого населенного пункта от наименования реки Пица. А Пица как название реки возводится к мордовскому (эрзянскому) корню «пиче», что означает «сосна». На берегу реки в 1—2 км к югу от нынешнего места обосновались в начале XVII в. люди мурзы Кучкая. В документе, датированном 1606 г., упоминаются «арземасские тотаровя деревни Пицы». В 1611 г. сын Кучкая Семакай участвует вместе с другими служилыми татарами в разделе земли там, где сейчас расположилось село.

     Кроме того, старожилы хранят в своей памяти ряд легенд, которые помогают понять происхождение слова Пица. Одна из них связана с ошибкой, допущенной чиновником при описании деревень. Якобы, прежнее название русской деревни Спица с утратой одной буквы было перенесено на деревню Абай. Таким образом, деревня Абай, расположенная рядом со Спицей, и приобрела название Пица.

     История уммы этой деревни тесно связана с возникновением первой мечети.  Наиболее ранние из имеющихся в нашем распоряжении материалов фиксируют конец XVIII в. как время существования первой (и единственной) соборной мечети с числом прихожан около 400 (число дворов 70). Жители деревни издавна занимались медвежьим промыслом. С 1782 по 1806/7 гг. мечеть оставалась без муллы, службы «отправляли» образованные люди из этой же деревни. В 1806 г. количество дворов в ней возросло вдвое — до 143; прихожане исчислялись в 416 душ.

     К 1810 г. были избраны три религиозных служителя. Первым имамом и мударрисом с 1807 г. стал Рахмятулла Адепшин с жалованием от общества 60 рублей в год; вторым муллой был Канюк Шаев. С 1813 г. на посту азанчея оказался брат одного из мулл Урмахат Адепшин.

     Существование одной мечети тогда уже не могло устроить общину, насчитывавшую в 1859 г. более 2000 прихожан (рост с 1000 до 2000 за полвека). Постепенно увеличивалось число храмов: если в 1830 г. действовала только одна соборная мечеть (мулла Канюк Кисаков), то уже к 1878 г. их было четыре. Около 1840 г. усилиями уммы была построена третья соборная мечеть. Священнослужителями в ней были отец и сын Невмятулла Кутейлетдинов (с 1836 г.) и Низаметдин Невмятуллин (с 1863 г). Вторая соборная мечеть, по всей видимости, возникла еще раньше, но первые упоминания о ней относятся к 60-м гг. XIX в., когда в 1866 г. её имамом стал 23-летний Мухаммед Зарип (Зариф) Ибрагимов. (Его отцом был прежний азанчей этой мечети Ибрагим Исмятов). Фахретдин Ряхимов стал азанчеем при этой мечети в 1869 г. Четвертая, пятивременная, мечеть строилась в 70-е гг.; активное участие в этом строительстве принял её будущий мулла Багаутдин Шарафетдинов (1848 г. р.).

     Еще в 1920 г. власти открыли в селе библиотеку. И все же дело советского образования развертывалось крайне медленно. Так на 3648 жителей (в том числе детей от 6 до 16 лет — 1081 человек) приходился всего один учитель, а школу посещали лишь очень немногие (75 человек из указанных 1081).

     30-е гг. ознаменовались репрессиями против служителей культа и повсеместным закрытием храмов; это шло на фоне «единодушного одобрения верующих». Так, в 1930 г. прекратили существование два прихода, а мечети (вторая и шестая) были переоборудованы под школы. В августе 1933 г. имам второй мечети Б. Мулюков был осужден к трем годам лишения свободы условно . Настоятель шестой мечети X.Жаббаров, обвиненный в связях с зампредом ЦДУМ К. К. Тарджимановым, был взят под стражу в ноябре 1937 г., осужден и казнен в январе 1938 г. Третья соборная мечеть с 1938 г. стала пионерским клубом. В ответ на запрос властей о «перегибах» при закрытии мечетей один из активистов СВБ указал на следующие детали: 1) «когда решался вопрос о ликвидации мечети большинство присутствующих составляли несовершеннолетние; 2) после собрания молодежь направилась в мечеть с гармошкой, а учет имущества совершался при всей массе народа».

     В 1939 г. была закрыта четвертая соборная мечеть. А её мулла Каюм Багаутдинов (1895 - 1938) еще ранее, в 1937 г. арестованный органами НКВД, в 1938 г. был расстрелян. Обвинения в адрес муллы включали в себя довольно безграмотные и надуманные упреки в том, что он имел «...спайку в данном здании (четвертой мечети) с верхошками (то есть кулаками, торговцами и т. п. элементами)...». Семья муллы Багаутдинова еще в мае 1931 г. была лишена возможности существовать: имея в виду «нетрудовые заработки» престарелого имама и его сыновей, власти предписали им выплатить крупную сумму индивидуального сельскохозяйственного налога (479 рублей 28 копеек). Никакие апелляции муллы не помогли — в итоге все имущество семьи (дом, хозяйственные постройки и др.) было распродано. В 1931 г. Кемаль (Каюм) Багаутдинов в жалобе властям писал, что «отец (ему тогда было 83 года — авт.) и я живем у чужих людей...».

     В 1940 г. исполком Краснооктябрьского райсовета удовлетворил ходатайство о передаче первой соборной мечети под пионерский клуб. Здание оценили в 3000 рублей. На снятие минарета было намечено выделить 550 рублей. 21 октября 1940 г. исполком облсовета согласился с решением райсовета. Мечеть была закрыта. К 1941 г. был ликвидирован последний храм в этой деревне — вторая соборная мечеть, а здание приспособлено «под врачебный пункт» .

     После репрессий и ликвидации всех мечетей мусульмане села молились в частных домах, например, у Файрузы Батталовой, а в летнее время на кладбищах. В послевоенное время обязанности мулл исполняли С. Юсипов (1888 г. р.), Исмагил Даутов, Абдулгани Макжанов, Абдулла Исхаков и Фаяз Якупов. В 70-е гг. обязанности имама взял на себя Абдулахат Аляутдинов.

     В 1989 г. «религиозное общество» мусульман села Пица было официально зарегистрировано (председатель — Карим Шаймурзин, 1933 г. р.). Вскоре в центре селения была возведена усилиями уммы новая мечеть. На это было израсходовано 29693 рубля. В 1998 году была открыта еще одна мечеть.